г. Москва,

12-й проезд Марьиной рощи д.8 стр. 2, офис 17

call@usticom.ru

Время работы: 9:00-19:00

Обратный звонок
Отправляя форму, вы соглашаетесь с условиями обработки и использования персональных данных
Обратная связь
Отправляя форму, вы соглашаетесь с условиями обработки и использования персональных данных
Подписаться на расссылку
Отправляя форму, вы соглашаетесь с условиями обработки и использования персональных данных
24:01:2023 [10:01]

Экспертная заметка: мошеннические схемы, связанные с выдачей займов под залог недвижимости. Как бороться: закон и практика

К сожалению, практика выдачи «ипотечных» кредитов распространена ещё с 2019-2020 гг. С того момента как Федеральный закон от 02.07.2010 № 151 « О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» был дополнен термином микрокредитная компания. Так, термин микрокредитная компания расширяет круг потенциальных заимодавцев, говоря о возможности использования средств учредителей в качестве источника финансирования деятельности.

В 2022 году в результате существенного изменения ставки рефинансирования в сторону увеличения, ухода многих зарубежных работодателей из Российской Федерации, и финансовой нестабильности граждан, случаи такого кредитования возросли.

Наибольшие проблемы в данных ситуациях для заемщиков связаны с тем, что законодательных ограничений и запретов на выдачу таких займов не установлено.

В соответствии со ст. ст. 421, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. При этом условия договора определяются по соглашению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего договора предписано законом или иными правовыми актами.

В соответствии с абзацем 1 пункта 1 статьи 807 ГК Российской Федерации, по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа ) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно пункту 2 статьи 808 ГК Российской Федерации в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Бороться с такой практикой можно и нужно. Так, ранее мы сталкивались с огромным количеством микрофинансовых организаций, которые «выбивали» с граждан долги при помощи коллекторских организаций. С того момента, как такая практика стала повальной, законодатели обратили внимание на данную проблему и с 1 января 2017 года были введены ограничения по размеру процентов — они не могут превышать трехкратного размера долга. В 2019 г. были ограничены предельная сумма долга и процентная ставка по микрозаймам, взятым на срок до одного года. Так, максимальная процентная ставка по таким займам не должна быть выше 1% в день. С 1 июля 2019 сумма процентов по просроченной задолженности не может превышать двукратную сумму займа. А с 1 января 2020 г. предельная сумма процентов не должна быть больше суммы займа в 1,5 раза1 (об ограничении процентных ставок и сумм выплат по кредитам и займам. Таким образом, в законодательстве прослеживается последовательный вектор защиты прав заемщиков от попадания в долговые «ямы».

Граждане уже сейчас могут отстаивать свои права в судебном порядке, требуя признания договор займа под залог недвижимого имущества — недействительными.

Законное обоснование данных требований будет опираться на следующие положения действующего законодательства:

Согласно статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка)

В соответствии с ч.ч.1, 2 ст.167 ГПК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующими в момент его заключения.

В п. 1 ст. 168 ГК РФ закреплено, что за исключением случаев, предусмотренных п. 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2).

Согласно пункту 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции на момент заключения оспариваемого договора) не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Совершение сделки с нарушением запрета, установленного пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, может повлечь признание судом такой сделки недействительной на основании пунктов 1 или 2 статьи 168 ГК РФ.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом. (статья 169 ГК РФ).

При этом, лицо обращающееся в суд с иском о признании сделки ничтожной по основаниям ст. 169 ГК РФ должно доказать наличие у сторон (либо у одной из сторон) договоров ипотеки при их заключении цели, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, то есть не просто цели на заключение сделки, не соответствующей требованиям закона или иных правовых актов, а нарушающей основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои (п. 85 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — постановление N 25).

Согласно ст.177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии с ч.3 ст.179 ГК РФ, сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась ( кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Для применения ст. 179 ГК РФ необходимы два условия: заключение сделки под влиянием обстоятельств на крайне невыгодных условиях и наличие действий другой стороны, свидетельствующих о том, что она такими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась. Отличительным признаком недействительности сделки по мотиву кабальности является отсутствие у лица, заключающего сделку, свободной воли на ее совершение.

Судебная практика по этому вопросу неоднозначная, многие суды отказывают в удовлетворении требований заёмщиком о признании сделки недействительной, ссылаясь на то, что ответчик (заимодавец) не выступает в качестве микрофинансовой организации.

Так, само по себе обременение имущества ипотекой не свидетельствует о наличии у одной из сторон сделки цели, заведомо противной основам правопорядка или нравственности. Напротив, договор ипотеки является одной из наиболее распространенных договорных конструкций, регулярно применяемых участниками гражданского оборота.

В аналогичном судебном споре один из судов общей юрисдикции указал следующее: «Сведения о регистрации микрофинансовой организации или об отсутствии у субъекта предпринимательской деятельности такой регистрации являются открытыми и общедоступными, следовательно, могли быть установлены и истцом при заключении спорного договора займа , и, если указанное могло привести к ущемлению прав истца, последняя могла отказаться от заключения договора займа , незамедлительно либо в разумный срок после его заключения отказаться от получения денег или вернуть полученную сумму назад с указанием причины; однако истцом такое право реализовано не было, доказательств возврата денежных средств займодавцу не представлено.

Таким образом, наличие у истца сведений об отсутствии регистрации кредитора в качестве микрофинансовой организации, равно как и осуществление деятельности ответчика по общим правилам в рамках гражданского законодательства, по правилам, установленным главой 42 Гражданского Кодекса РФ, не повлияло на волеизъявление истца на получение займа на определенных в договоре условиях, истцом иного не доказано, доказательств тому в материалы дела не представлено»

На наш взгляд, для защиты прав должников при получении займов от физических лиц, необходимо также установить государственный контроль за деятельностью займодавцев, при условии осуществления такой деятельности на регулярной основе. По формальным основаниям такая деятельность должна быть признана предпринимательской и в связи с этим, заимодавцы должны в обязательном порядке регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей. Законодательные ограничения по выдаче займов под залог жилых помещений должны быть введены в законодательство в обязательном порядке для займодавцев -физических лиц, также как это уже сделано для микрофинансовых организаций.

Литвиненко Вероника

Руководитель юридического департамента ООО «Юстиком»

НАШИ УСЛУГИ
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять