Верховный суд: В споре о недействительности сделки действия правопреемника ее сторон не имеют правового значения

Еще в ВС упомянули, что собственник обладает правом потребовать свое имущество из чужого незаконного владения без относительно возражений ответчика, в отношении того, что он является честным приобретателем, в случае если будет доказан факт выбытия имущества из его владения либо владения лица, которому оно было передано собственником, не учитывая их воли.

Существует вариант защиты прав добросовестных приобретателей, у которых было истребовано имущество, с помощью взыскания стоимости жилого помещения с продавца не является действенным. Также стоить отметить ссылку Верховного суда на то, что предусмотренные статьей 177 Гражданского кодекса основания недействительности сделки взаимосвязаны с пороком воли дарителя, осуществившего сделку находясь в состоянии, в котором он не мог отдавать отчета своим действиям. Также эксперты обратили внимание, что дело указывает на то, что Верховный суд не игнорирует подобные нарушения судов, без предотвращения которых не представляется возможным восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан. Вместе с тем отметим, что дело в который раз напоминает о том, что доктрина добросовестного приобретателя в РФ осуществляется очень непросто.

ВС обнародовал Определение по делу № 45-КГ23-19-К7, в котором постановил, что апелляция неправильно определила подлежащий доказываю круг обстоятельств, по причине того что, действия правопреемников не имеют отношения к предмету исковых требований и не могли оказать влияния на обстоятельства передачи квартиры по договору дарения недееспособным человеком.

Квартира в дар

Александр Пузаков является сыном Марии Пузаковой, у Александра есть дочь, рожденная в первом браке Рада Пузакова. Также у него есть дети от второго брака – Анна Роот и Светлана Бабушкина – в 2017 году они жили в Надыме ЯНАО, а их отец вместе со своей матерью и дочерью от первого брака жили в Верхнем Тагиле в разных жилых помещениях. К примеру, Мария Пузакова жила в квартире, которая была подарена ее сыном в 2014 году.

31.07.2017 Мария Пузакова совершила дарение своей квартиры Раде Пузаковой, переход права собственности был зарегистрирован 09.08.2017. В середине 2018 года Анна Роот и Светлана Бабушкина перевезли отца, после чего и бабушку в Надым на постоянное место проживания по причине ухудшения состояния их здоровья. С тех пор Рада Пузакова стала владелицей имущества и несла бремя ее содержания.

В августе 2018 года Рада Пузакова совершила продажу квартиры Татьяне Ивановой, а в мае 2019 года выкупила ее обратно, используя средства материнского капитала. В последствии по договору купли-продажи от 29.01.2020 Рада Пузакова, осуществляющая действия также и в интересах не достигшей совершеннолетия Анны Пузаковой, продала денное имущество Владимиру Капустину по стоимости в 800 тысяч рублей, которые оплачены в счет кредитных средств, предоставленных покупателю АО «Россельхозбанк». Переход права собственности и ипотека в пользу финансовой организации были зарегистрированы 04.02.2020. На данный момент в жилом помещении проживают Владимир Капустин, Лариса Головненко и ее несовершеннолетняя дочь.

04.09.2020 постановлением Надымского городского суда ЯНАО Мария Пузакова была признана недееспособной. Распоряжением администрации Надымского района от 29.10.2020 над ней установлена опека, ее опекуном была назначена Светлана Бабушкина.

Спор о признании недействительности договора дарения на квартиру

Затем Светлана Бабушкина, действуя в интересах Марии и Александра Пузаковых, подали в суд иск к Раде Пузаковой и Владимиру Капустину в отношении признания недействительным заключенного между Марией и Радой Пузаковой договора дарения квартиры, о признании права собственности Марии Пузаковой на квартиру, об истребовании квартиры из незаконного владения Владимира Капустина. В обосновании иска было указано, что, когда происходило заключение договора дарения Мария Пузакова была не в состоянии осознавать значение своих действий и руководить ими.

Согласно статьям 177, 301, 302 Гражданского Кодекса России, судебной инстанцией было удовлетворено исковое требование. Им указано, что в соответствии с заключением, проведенным судебной комплексной амбулаторной психолого-психиатрической экспертизой от 12.01.2021 на момент заключения оспариваемого договора дарения Мария Пузакова имела психическое расстройство, препятствовавшее ее способности осознавать характер и значение своих действия, и еще руководить ими. Судебная инстанция подчеркнула, что сделка, осуществленная гражданином, не осознававшим значение своих действий и не способным руководить ими, считается недействительной, а отчужденное в подобных обстоятельствах имущество должно считаться как выбывшее из владения собственника вне зависимости от его воли и может быть истребовано от добросовестного приобретателя. Договор дарения имущества был признан недействительным, квартира истребована из незаконного владения Владимира Капустина, а за Марией Пузаковой было признано право собственности на квартиру.

Апелляцией было отменено решение первой инстанции и отказано в удовлетворении исковых требований, вместе с тем, в процессе апелляционного рассмотрения дела была осуществлена замена истцов Марии Пузаковой и Александра Пузакова в связи с их смертью на их процессуальных правопреемников – Анну Роот и Светлану Бабушкину.

Отменяя решение первой инстанции, апелляция, обращаясь к п. 5 статьи 166 Гражданского кодекса, следовала из того, что в приведенном случае владение спорной жилой площадью перешло к Раде Пузаковой, не в результате сделки дарения, а после отъезда Марии Пузаковой на постоянное место жительства в другой регион, потому что в промежуток между дарением и отъездом в Надым квартирой продолжала владеть Мария Пузакова. Все заинтересованные лица, включая истцов, были уведомлены о том, что с указанного момента спорным имуществом владеет Рада Пузакова, однако они устранились от правомочий собственников по ее содержанию.

Ссылаясь на приведенные обстоятельства, апелляция решила, что вывод суда первой инстанции о выбытии имущества из владения собственника помимо его воли, осуществленный на том основании, что Мария Пузакова заключила сделку по отчуждении имущества, не осознавая значения своих действий, ошибочен. Судебная инстанция определила, что в действиях Светланы Бабушкиной и Анны Роот присутствуют признаки недобросовестного поведения и об отсутствии права на оспаривание сделки и возврат спорной квартиры в наследственную массу. С выводом апелляции согласилась кассация.

Верховный Суд усомнился в законности сделки

Анна Роот и Светлана Бабушкина направили кассационную жалобу в ВС. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России указала, что согласно статье 177 Гражданского кодекса сделка, осуществленная гражданином, хотя и дееспособным, но находящимся во время ее совершения в состоянии, когда он не был способен осознавать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судебной инстанцией недействительной по иску этого гражданина либо других лиц, чьи права или охраняемые законом интересы не соблюдены и нарушены в ходе ее совершения. Сделка, осуществленная гражданином, в дальнейшем признанным недееспособным, может быть признана судебной инстанцией недействительной по иску его опекуна, в случае, когда доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен осознавать значение своих действий или руководить ими. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, следовательно используются правила, предусмотренные абзацем 2 и 3 п.1 статьи 171 Гражданского кодекса.

ВС напомнил, что в п.1 ст. 302 Гражданского кодекса установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник имеет право истребовать данное имущество от приобретателя, если имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, или похищено у того либо другого, или выбыло из их владения другим путем помимо их воли.

Как указал Верховный суд в п.39 Постановления Пленумов ВС и ВАС № 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» уточнено, что, по смыслу п.1 статьи 302 Гражданского кодекса, собственник имеет право истребовать свою квартиру из чужого незаконного владения без относительно от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, в случае, если может доказать прецедент выбытия квартиры из его владения либо владения лица, которому оно было передано собственником, вне их воли. Выбытие квартиры из владения собственника вне его воли является причиной для истребования подобного имущества от добросовестного покупателя. Вместе с тем приведенные положения закона, и разъяснение Пленума Верховного суда в случае рассмотрения дела апелляции и кассации не были использованы.

ВС постановил, что правовое значение в разрешении этого прения имеют действия сторон-участников сделки, а не правопреемников, и еще установление факта выбытия имущества из владения Марии Пузаковой помимо ее воли. Действия правопреемников Анны Роот и Светланы Бабушкиной не касаются предмета исковых требований и не могли оказать влияние на обстоятельства осуществления оспаривания сделки, сторонами которой они не являлись. Хотя апелляция неверно определила подлежащий доказыванию круг обстоятельств и не использовала к спорным правоотношениям положения статьей, 177, 301, 302 Гражданского кодекса, и еще не приняла во внимание, что Светлана Бабушкина и Анна Роот не являлись сторонами сделки дарения, поэтому их осведомленность о том, что спорным имуществом владеет Рада Пузакова, правовым значением не обладает.

Судебная коллегия объяснила, что причина недействительности сделки, предусмотренная в статье 177 Гражданского кодекса, связана с пороком воли участника сделки, это означает, что таким формированием воли стороны сделки, которое осуществляется под влиянием обстоятельств, вызывающих несоответствие подлинной воли такой стороны ее волеизъявлению, ввиду чего сделка, совершенная лицом, которое находилось в момент ее совершения в данном состояния, когда оно не было способно осознавать значение своих действий или руководить ими, не может быть рассмотрено как сделка, осуществленная по его воле, а квартира, отчужденная первоначальным собственником жилой площади, не осознававшим значением своих действий и не способным руководить ими, может быть истребовано от добросовестного приобретателя.

Когда Мария Пузакова обратилась в суд с иском, указывая на то, что спорная недвижимость принадлежит ей, она ею не распоряжалась, не дарила и не продавала, свое единственное жилье оставила временно по причине наличия ряда заболеваний, которые не позволяли полноценно себя обслуживать, и вынужденного переезда. В соответствии с заключением, которое было проведено по делу судебной экспертизой, определение которой никем из сторон спора не были опротестованы, не момент заключения договора дарения Мария Пузакова имела психическое расстройство в следствии заболевания головного мозга, у нее нашли выраженные эмоциональные и когнитивные нарушения, которые лишали ее возможности правильно воспринимать обстоятельства, содержание спорной сделки, осознавать значение своих действий и руководить ими. Следовательно, было определено, что Мария Пузакова на момент заключения договора дарения была не в состоянии осознавать значение своих действий и руководить ими, соответственно, заключение этого договора и отчуждение жилой площади, как правильно постановил суд первой инстанции, происходили вне ее воли.

Отменяя постановление первой инстанции и принимая новое решение по делу, апелляция, руководствуясь п.5 статьи 166 Гражданского кодекса, следовала из необходимости оценки действия истцов с позиции их добросовестности. Вместе с тем, делая вывод о недобросовестности Светланы Бабушкиной и Анны Роот, суд не стал указывать, как именно их действия могли оказать влияние на заключение сделки Марией Пузаковой в 2017 году, принимая во внимание, что они с ней не проживали в спорной квартире и собственниками данной жилой площади не являлись. Кассация, проводившая проверку законности апелляционного определения, совершенные судом апелляционной инстанции нарушения не устранила.

В виду этого Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила судебное решение апелляции и кассации, а дело отправила на новое апелляционное рассмотрение.

Мнение эксперта о деле

Адвокат компании “Юстиком” Регина Коночкина отметила, что правовая позиция Верховного суда соответствует его прежде сформированной позиции, которая основывается на положениях статьи 302 Гражданского кодекса о возможности истребования из чужого незаконного владения имущества у добросовестного приобретателя, в случае, когда выбытие имущества из владения собственника было связано с пороком воли – прежде он указывал на это еще в совместном постановлении Пленумов Верховного суда и ВАС № 10/22, а также многократно и в других судебных актах.

В тоже время, Коночкина дополнила, что в позиция КС ранее уже встречались выводы о том, что такое правовое регулирование не является гарантией защиты права собственности тем, кто действовал осмотрительно, и не мог знать об отсутствии полномочия на распоряжение имуществом, потому что это будет установлено на основании судебного решения значительно позже. «При этом вариант защиты прав этих добросовестных приобретателей путем взыскания стоимости жилого помещения с продавца очевидно не является эффективным. Ситуация может усугубиться для добросовестных приобретателей при использовании для приобретения жилья кредитных средств. Однако до настоящего времени вариантов реальной защиты таких добросовестных приобретателей законодателем не предусмотрено», – заключила Регина Коночкина.

Материал подготовлен на основе статьи, опубликованной в "Адвокатской газете". Ссылка на оригинальный материал https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-v-spore-o-nedeystvitelnosti-sdelki-deystviya-pravopreemnikov-ee-...

Больше новостей вы найдете на нашей страничке в телеграмм, подписывайтесь!

Если остались вопросы напишите нам
Отправляя форму, вы соглашаетесь с условиями обработки и использования персональных данных